Екатерина Елизарова: Дизайнер — многорукий Шива

 
креативный директор в Челябинске





Екатерина Елизарова

дизайнер



Трудно ли завоевать мировой рынок интерьерной индустрии, и как создать уникальный проект? Чем российские дизайнеры отличаются от европейских, что должен знать хороший специалист, и кто такие гении дизайна? О тонкостях профессии и не только рассказывает наш гость — известный российский дизайнер Екатерина Елизарова.



Быть дизайнером сегодня модно. На рынке помимо серьезных профессионалов много «быстро обученных» выпускников разных очных-заочных курсов. Их некомпетентность порой дискредитирует профессию. Реагирует ли дизайнерское сообщество на это?


 — Конечно, это неприемлемо. Но школы и курсы не закроешь. Реагировать надо, в первую очередь, повышением своих профессиональных навыков, для того, чтобы разница между квалифицированным дизайнером и дилетантом была очевидна даже для обычного заказчика. Совершенно точно, что закончив лишь курсы, стать профессионалом топового уровня невозможно. Если только это не самородок с талантом от бога, в противном случае — не выйдет. Дизайнер — это многогранная профессия, которую не освоить за две недели.




Досье: Екатерина Елизарова — живет в Екатеринбурге, работает в Европе, Америке, Азии. Член международных ассоциаций дизайнеров: IAD, ICSID, IFI, ICOGRADA. Лауреат и победитель престижных профессиональных конкурсов: Red Dot (Германия), A’Design Award & Competition (Италия), Design and Design International Award (Франция), Eurasian Prize (Россия), дизайн портала Favorite Designи др. Участник крупнейших выставок дизайна и интерьера в Милане, Париже, Нью-Йорке, Лондоне, Пекине и др.




Без чего, на ваш взгляд, невозможен дизайнер?



 — Без постоянного шлифования своего мастерства. Профессионал должен всегда находиться в информационном поле: знать новые технологии, материалы, тенденции. Базовые основы ремесла: композиция, колористика, формообразование и прочее должны априори сидеть в подкорке дизайнера. Психология помогает правильно выстраивать работу с клиентом, знание истории дизайна и архитектуры делает специалиста более убедительным, а проекту добавляет глубины. Чем больше у тебя информации, тем многограннее могут быть твои образы и тем интереснее ты для заказчика. Вообще, широкий диапазон интересов и возможностей дизайнера, дает ему больше инструментов для творчества.



Что еще способствует росту?

 — Безусловно, посещение выставок. Я не понимаю, как практикующие дизайнеры могут обходиться без личного контакта с материалами, предметами мебели, аксессуарами, которые они используют в своих проектах. Для меня это остается загадкой. Я посещаю не все выставки, побывав на некоторых 2-3 раза, понимаешь, что особых чудес ждать не приходится. Но есть выставки, на которые я езжу из года в год, для меня это must see. Конечно, это Миланская неделя дизайна, Maison&Objet в Париже, Лондонская неделя дизайна, и если получается, то Токийская неделя дизайна. На выставках ты смотришь за тенденциями, сравниваешь, насколько твое восприятие актуально и конкурентоспособно с ведущими мировыми брендами и дизайнерами, В общем, это такой челлендж, который подстегивает.



Как вы учились ремеслу?

 — Это мое призвание, миссия. Я с самого детства рисую, окончила художественную школу, потом архитектурно-художественную академию в Екатеринбурге, второе высшее образование получила в университете Хаддерсфилд (Великобритания), по специальности дизайнер интерьера. У меня хорошая база. Но самое интересное началось уже после того, как я окончила учебные заведения, потому что вдруг исчезли все рамки, ограничивающие тебя как творца. Предметный дизайн, это, скажем так, полностью моя заслуга. Плод моей работы над собой. Такой непрерывный процесс пополнения знаний. Нельзя останавливаться, если останавливаешься, то ты автоматически вылетаешь из актуальности сегодняшнего дня и создаешь проекты, которые рефлексируют на темы, которые уже мало кому интересны. В 2008 году создала студию дизайна. Началось продвижение собственного бренда, нас заметили.

Многие дизайнеры создают оригинальные предметы декора, но редко кто пробивается с ними на европейский рынок. Как вам удалось?

 — Огромная разница — когда ты проектируешь что-то        для одного интерьера, и когда запускаешь работу в серию. Абсолютно разные требования к предмету, другая сертификация, другие технологии и нагрузки, поэтому критерии проектирования серьезно отличаются. Когда создаешь предмет дизайна для конкретной фабрики, обязательно учитываешь философию бренда, заказчиков, рынки сбыта, историю материалов, с которыми работает фабрика. Много нюансов необходимо учитывать при изготовлении коллекций, которые в дальнейшем увидит весь мир.



Важно быть хорошим менеджером?

 — Чтобы стать успешным, мало быть просто талантливым. Чем больше амбиций, чем дальше дизайнер хочет продвинуться, тем больше функций он в себе совмещает. Умение придумать, спроектировать — это функция творца, знание производства — функция технолога. Дизайнер должен быть провидцем: создавая эскиз сегодня, он должен понимать, что в производство проект запустится, в лучшем случае, через полгода-год. От презентации на выставке до появления в реальном интерьере пройдет еще года два, и нужно иметь в запасе как минимум 5-10 лет, чтобы созданная вами вещь была актуальна. Также дизайнер обязан быть психологом, маркетологом, немного журналистом и PR-агентом, чтобы все красиво рассказать и представить в СМИ большой аудитории. Дизайнер, как многорукий Шива, должен включать в себя много функций, и это не всегда легко. Это работа двух разных полушарий мозга, и переключение с одного на другое и обратно — требует усилий.

У вас получается?

—А что делать? Я девушка амбициозная. (Смеется.)



И все же без таланта — никуда.Кого вы можете назвать «дизайнером от бога»?

 — Когда говорят талант от бога, я бы не стала ограничиваться только дизайном. Талантливый человек талантлив во всем. Для меня таких людей несколько, которые обладают своим уникальным почерком и видением мира. С точки зрения коммерции, идеальные дизайнеры — это Филипп Старк (Philippe Starck) и Марсель Вандерс (Marcel Wanders). Они смогли вывести индустрию дизайна на доселе небывалый уровень. Есть менее раскрученные, но очень интересные с точки зрения дизайна, как искусства — это Винченцо-де Котис и Алессандро Ла Спада. Они делают крутые коллекции для разных марок, создают потрясающие предметы мебели. Вообще, дизайнеров, которые наделены талантом и вдохновляют окружающих своим творчеством, очень много.

В вашем портфолио работа с ведущими брендами: Smania, Matlight, CapitalCollection, Bosa и другими, участие в выставках ISaloni Milano, Ventura Lambrate, 100% Design London, Beijing Design Week, совместный проект с Хайме Айоном, собственные коллекции и предметы дизайна, неоднократно отмеченные на международных конкурсах и размещенные в галереях искусств. Что дальше?

 — План мирового господства пойдет? (Смеется.) Если серьезно, сейчас готовим к Миланской неделе дизайна новый продукт с компанией-производителем светильников из Чехии, работаем с итальянскими фабриками, планируем участие в выставках в этом году, чуть позже смогу поделиться деталями, пока не хочу раскрывать всех секретов. В прошлом году случился прецедент, когда я начала работать с российскими производителями. Спроектировала две коллекции для крупных мебельных фабрик. Назвать их тоже пока не могу, во второй половине года будут анонсы. Но работа идет, с каждым разом появляется все больше деловых партнеров в России и за границей. Будет интересно.



Вас радует, что в ваших проектах России стало больше?

 — Да, безусловно, меня это радует. То, что было не востребовано, неактуально еще пять лет назад, сейчас становится актуальным, и если честно, некоторые российские производства, где мне удалось побывать, очень порадовали и удивили. Сейчас у нас в разработке проект для российской фабрики, оборудование которой не уступает итальянскому. Мне есть с чем сравнить. Я изнутри знаю работу фабрик Франции, Италии, Цюриха, Лондона, США. Мы работаем с разными компаниями: Италия — это больше контрактная история, Франция и Нью-Йорк — коллекционные лимитированные серии: для галерей, либо для аукционных домов.

Чем европейские заказчики интерьерных услуг отличаются от российских?

 — Европейские заказчики менее требовательны к отделочным материалам. Акцент ставят на мебели и аксессуарах. Предметы дизайна они предпочитают с историей, в большой цене индивидуальность. Когда я работаю над интерьерами заказчиков в Европе или Америке много делаю мебели на заказ: двери, диваны, потолочные конструкции, что угодно. Миксуем это с винтажными предметами с выставок или блошиных рынков, с известными брендовыми вещами, либо с арт-объектами малоизвестных дизайнеров. Замес из всего создает уникальный по атмосфере интерьер, который соответствует еще и заказчику. Европейцы не любят много декора: вензелей, принтов. Они за лаконичность, индивидуальность и комфорт. В России всё делают по максимуму: богатая отделка, богатая мебель. Ну что ж, имеют право. Главное, дизайнер должен обладать чувством баланса, чтобы не переборщить.



Помогает ли увлечение предметным дизайном уйти от стереотипов декорирования? Когда вы решили заняться этим?

 — Каждый дизайнер при проектировании создает образ, для достижения которого ему нужны определенные инструменты: предметы мебели, отделочные материалы, ткани, аксессуары. В какой-то момент я поняла, что не могу найти предметы декора, которые соответствовали бы моей картинке. Поэтому начала проектировать свое. И остановиться уже не смогла, погрузилась с головой. Сегодня 70% моей деятельности — это проектирование предметов мебели и аксессуаров для себя и ведущих итальянских брендов. В остальное время занимаюсь интерьерным дизайном, в котором опять же использую собственные уникальные наработки. Мне безмерно скучно однообразие.

На портале Houzz.ru идет активная дискуссия на тему, каким трендам пришел конец. Что вы отнесли бы к категории безнадежно устаревшего?

 — Лично для меня — это «золотище», вензеля, молдинги, лепнина полиуретановая. Все неестественные, неприродные материалы. Понимание «дорого-богато» в том виде, как это было несколько лет назад, точно должно кануть в лету. Понятие роскоши сейчас абсолютно другое. Роскошь — это натуральные материалы, над которыми природа трудилась сотни лет: мрамор, ценные породы дерева, полудрагоценные камни, хорошая кожа, металлы, стекло — всё активно используется в декоре. Природные материалы несут совсем другую энергетику, более теплую и благородную.



А в дизайне, скажем так, эконом — класса?

 — В интерьере с небольшим бюджетом я ушла бы от дорогостоящих обоев — можно использовать краски: британские, французские, у которых очень сложные благородные оттенки. Сейчас есть альтернативы и по напольному покрытию: паркеты в разном ценнике, можно ловить скидки и акции на натуральные материалы, на хорошие брендовые светильники, мебель и предметы декора.

Что еще я бы точно изжила — это копии, реплики, подделки. Это то, от чего точно нужно уходить и не прикрываться тем, что у нас маленькие бюджеты и заказчики хотят. Мне кажется, это дело совести каждого дизайнера.

Многие дизайнеры с вами не согласятся. Реплики порой ничуть не хуже оригиналов по качеству, а по цене гораздо доступнее. Если не реплики, то что?

 — Ищите альтернативу. На выставках в Голландии, Лондоне, Милане на альтернативных площадках много крутых, еще не раскрученных дизайнеров, которые делают уникальные вещи в единственном экземпляре. Если у молодого дизайнера есть талант, видение перспективы, то вполне возможно, что завтра он станет новым Хайме Айоном, Марселем Вандерсом или студией Job. Все они начинали с ничего, а сейчас их коллекции лимитированными сериями продаются на аукционах за сотни тысяч долларов. Среди российских дизайнеров тоже есть ребята, которые работают в очень интересном ключе. Пока Россия только-только делает первые шаги в предметном дизайне. Это не большое дизайнерское сообщество, а скорее единицы-альтруисты, которые развиваются в этом направлении и задают планку.

К слову о репликах. У нас нередко можно встретить похожие интерьеры, с одинаковым набором «культовых» предметов? Может, доступность реплик провоцирует это явление?

 — Вполне возможно. А то, что используют одинаковые раскрученные бренды — так легче всего. Оꞌкей, это узнаваемо, я поставлю это кресло, и все поймут, что я дизайнер. Я не понимаю, как получаются одинаковые интерьеры. Для меня это нонсенс. Ведь их делают непохожие друг на друга дизайнеры, которые обладают разным вкусом и жизненным опытом, возможно талантливые, и оформляют квартиры они для совершенно разных людей. А интерьеры как под копирку.



Вообще, разница между восприятием дизайнера в России и за границей большая. То, что обычно делают дизайнеры здесь — в Европе работа декоратора: расставить красиво предметы, выстроить единую картинку. На западе дизайнером называют человека, который может спроектировать как пространство, так и любую мебель, светильник или чайную пару. В России дизайнеров в общепринятом мировом формате мало. Подавляющее большинство — это декораторы.

Что вам хотелось бы пожелать коллегам и тем, кто думает о дизайнерском ремонте?

 — Дизайнерам желаю почаще выходить из зоны комфорта, постоянно бросать себе вызов. Да, здорово, что вы нашли свои приемы и отшлифовали их, что у вас есть собственный стиль и чутье, но не бойтесь однажды попробовать всё сделать иначе: другие приемы, другой подход дают второе дыхание и новое развитие. И умейте держать свою линию. Многие мои коллеги падают под натиском клиента, когда боятся, что он уйдет к другому дизайнеру, или что-то        еще. В дизайне не работает принцип «клиент всегда прав», хотя бы потому, что заказчик зачастую не обладает знаниями, которые имеет профессиональный дизайнер. Будьте уверены в своих силах.

А тем, кто решил работать с дизайнером — желаю больше доверять профессионалам. Вы видели его работы, выбрали его, так сохраняйте доверие до конца. Если он профессионал, то он совершенно точно знает, как сделать ваш интерьер удобным и красивым.