Владимир Гамбург: персональный отчет

Гамбург Владимир Ильич

Говорить о своем детстве Владимир Ильич не любит. Родился он в г. Харькове за 2 месяца до начала Великой Отечественной войны, а в 4 месяца с родителями был эвакуирован в г.Челябинск. Детство и юношество пришлись на непростые военные и послевоенные времена. Стремление к знаниям и лучшей жизни вывели Владимира Гамбурга из полукриминальных рабочих бараков ЧТЗ в актив комсомольских организаций.

— Владимир Ильич, ваш рабочий стаж составляет 59 лет. Как складывался ваш профессиональный путь?

 — Для меня не было сомнений в выборе профессии — ориентировался на отца, который был профессиональным электриком, поэтому поступал на энергетический факультет Челябинского политехнического института вполне осознанно. После обучения пошел работать по специальности, получил классную профессиональную подготовку в пусконаладочном управлении треста «Южуралэлектромонтаж», много ездил по стране, принимал участие в строительстве завода в Иране. К 40 годам, анализируя пройденный путь понял, что годы молодого познания мира закончились. В компанию, которой теперь руковожу, попал в 1980 г., и до кресла директора прошел немало этапов. Во всех делах, безусловно, были черные дни и неудачи, но в целом я всем доволен. Хожу на работу не за зарплатой, мне нравится заниматься абсолютно всем. Фактически всё в компании замкнуто на мне и это говорят плохо для фирмы, но мне так нравится, в этом мне видится мое назначение и цель моего существования.

— Готовите ли вы себе приемников, помощников?

 — Это вопрос очень сложный. Помощники есть, у нас много хороших специалистов. А вот прямой замены ни со стороны родственников, ни в коллективе не вижу. Это тоже проблема. Вчера мне легко было кому-то   передать управление, «Южуралспецавтоматика» была мощной фирмой с большой численностью сотрудников, с большим портфелем заказов. Сегодня время очень жесткое, у нас появились проблемы, число заказов снизилось, везде тендеры, где мы заведомо проигрываем, потому что приходится соревноваться с фирмами–однодневками, которые демпингуют до глупости, в целях получения сиюминутной выгоды. Недавно мне пришлось отказаться от крупного заказа, потому что работать просто ради работы и в минус нельзя. В этой ситуации я не могу передать ответственность за компанию кому-либо   : посадить на мое место другого человека, значит, практически его подставить, я так поступить не могу. Нужно вернуться в исходное положение мощной, стабильной фирмы.

— Как сейчас выживает ваша компания?

 — Есть накопления с прошлых, благополучных лет, есть текущая работа по обслуживанию готовых объектов и небольших объемов. До конца года придется работать практически в таком режиме; на следующий год должны встать на ноги, а если начнется строительство объектов для саммита ШОС, работы должно хватить всем.

— Какую награду вы бы хотели получить?

 — Я сегодня ни на что не претендую. В молодости на объектах, где я работал, за комсомольские стройки меня награждали грамотами ЦК ВЛКСМ — они до сих пор у меня есть. Затем были награды от министерств, от местных организаций, медаль на столетие В.И. Ленина, медаль за участие в выставке ВДНХ — мы представляли прибор, разработанный вместе с Политехническим институтом. Потом были грамоты губернаторов, мэров, законодательного собрания, министерства строительства. В 1998 г. мы закончили строительство двух крупных социальных объектов, мне предложили претендовать на звание заслуженного строителя РФ. В марте 2001 г. вышел указ президента о присвоении мне этого звания. Звание «Почетный строитель Южного Урала» я получил в апреле нынешнего года. Я достаточно оценен и если что-то   не дали — ну что ж, жизнь продолжается.

— Владимир Ильич, у вас отличная память. Как вы сохраняете в памяти все события и даты?

 — На память я никогда не жаловался и в молодости запоминал все телефоны, даже девушек своих друзей. Сейчас часто в уме считаю большие числа, на мой взгляд, это очень полезно. С внуком играем в такую игру: я в уме перемножаю двузначные, трехзначные числа, он проверяет на калькуляторе, очень радуется правильному ответу. И я ему задаю задачки для решения в уме. Мне кажется, такая тренировка и судоку помогает держать память в рабочем состоянии. Для этого я нахожу каждый день немного времени.

— Вы азартный человек?

 — Думаю, да. Во-первых, я картежник, а играть без азарта невозможно. А во-вторых, азарт бывает и в жизни, и даже в работе. Раньше, когда объектов было много, если поступала новая, нестандартная задача, от нее не отказывались, несмотря на загруженность — было интересно ее решить, найти какие-то пути и способы. По большому счету это тоже спорт, тоже азарт.