Квартира с рушником, авторскими пуфами и красавицей Зоей

Хотя эта квартира расположена в самом центре Москвы, здесь провожают закаты и слушают пение птиц, как за городом.


Три года назад мы решили сдать свою квартиру на окраине и переселиться в центр, поближе к работе, чтобы не тратить часы жизни на пробки, поменьше пользоваться машиной и больше ходить пешком, — рассказывают историю своих поисков Аня Никитина и Олег Ковалев. — Нашли наш новый дом, конечно же, чудом. Увидели объявление и, что называется, нас “зацепило”. Во-первых, место — остров Балчуг, вид на Котельники и Кремль, рядом Новокузнецкая, через мост — Китай-Город, бульвары. И оказалось, что это очень тихое место. Через мост перейдешь — там Пятницкая, которая всегда бурлит, а здесь — деревня. В шесть вечера отсюда уходит весь офисный народ, и остаются только местные жители, которых здесь немного. И наступает тишина. Во-вторых, квартира сдавалась без мебели, что бывает очень редко, а для нас это было принципиально, потому что свой дом и быт мы хотели строить сами».



О проекте
Место: Москва, остров Балчуг
Размер: 47 кв.м
Кто здесь живет: дизайнеры Анна Никитина и Олег Ковалев, SmartBalls, а также их красавица Зоя — джек-рассел терьер
Фото: Нина Фролова

«Когда мы увидели квартиру вживую, влюбились сразу. Она маленькая — всего 47 кв.м по документам, из которых 30 — жилая площадь. Но хозяин, снеся пару стен, эту бывшую тесную двушку превратил в идеальную однокомнатную квартиру с просторной спальней и кухней-гостиной», — рассказывает Аня об успешном завершении поисков.

Не раздумывая, они въехали в эту небольшую квартиру, полную приятных сюрпризов: «Мы получили в свое распоряжение белую пустую квартиру с видом на Замоскворечье, садом с галдящими птицами под окнами, ежевечерними радостными криками стрижей, морем солнечного света и колокольным звоном по утрам».

Объединенное пространство кухни с гостиной их нисколько не смутило, а наоборот, стало одной из самых важных деталей: «Соединение кухни с гостиной было для нас принципиально, потому что мы часто готовим дома, любим сам процесс приготовления еды и, конечно, застолья, так что согласиться на тесную кухню-каморку никак не могли».

Сам дом очень простой, советский, годов семидесятых, то есть, без изысков, с низкими потолками. Но хозяин квартиры переехал сюда с Сухаревской площади из доходного дома Миансаровой — того самого, зеленого, в чудесных изразцах. Переехал, конечно, не по своей воле — всех жильцов расселили, и теперь там то ли банк, то ли офис.

«Человек вырос в прекрасной архитектуре, привык к дореволюционным стандартам жизни и, переехав на новое место, попытался превратить убогую и тесную жилплощадь в настоящий дом. Снес перегородки и создал пространство для нормальной жизни, ну, и не забыл про лепнину, которая здесь, несмотря на низкие потолки, совершенно прекрасно и органично выглядит. И еще большое ему спасибо за то, что он не поставил пластиковые окна. Старые рамы, конечно, уже рассыхаются, подоконники тоже надо подновить, но, на наш, взгляд это, в любом случае, лучше белого аккуратного пластика», — рассказывают Аня и Олег историю переделки этой квартиры.

«Так как жильё это временное и съёмное, а мы чувствуем себя в каком-то смысле кочевниками, что-то глобальное здесь было делать бессмысленно. Надо было обжить дом и сделать его уютным и красивым минимальными средствами. И это оказалось совсем не сложно. Обновив белый цвет стен, мы, с согласия нашего прекрасного хозяина, покрасили пол в спальне — тоже белой краской. Все сразу засветилось».

Первым, что появилось в этом раю (после кровати, разумеется), были пуфы, а потом и диван: «Диван мы себе, конечно, сшили сами, из самых любимых тканей — вручную сотканного английского хлопка Malabar. Ткут англичане всё в Индии, любят цвет и всем узорам предпочитают самый древний — полоску.

В качестве дополнения появились подушки, сшитые из индийских покрывал, которые по случаю мы купили у одного нашего хорошего приятеля. Потом к ним присоединились многочисленные разномастные подушки и подушечки из самых разных тканей, с которыми мы работаем. Тут и невероятный желтый жаккард с цветочным рисунком от Kenzo, и вышитая ткань от Robert Allen, и бархат от Designers Guild.

Один из диванов мы сделали глубиной 130 см. Получилось такое лежбище, чтобы смотреть кино (на окне в гостиной, напротив дивана, у нас вместо шторы — экран для проектора».

С текстилем у ребят особые отношения: для своего проекта SmartBalls они придумывают и создают пуфы и бескаркасную мебель, выбирая для моделей красивые интересные ткани: «Текстиль — наше всё. Мы занимаемся им уже почти девять лет. Все начиналось с идеи Олега превратить банальное кресло-мешок в удобную и красивую вещь. Так возник Smart Balls. Мы придумали целую коллекцию пуфов, собрали под них замечательные ткани, даже специально разрабатывали для наших пуфов принты. Сейчас мы шьем не только кресла-мешки на заказ, но и диваны, шторы, всякие маты, подушки, изголовья, стеновые панели. Почти всё — индивидуально и только из очень хороших тканей.

Так получилось, что столик к диванам покупать не пришлось — его тоже сделали по нашему эскизу и заказу. Хотели запускать его в серию, но, так как своего столярного производства у нас нет, эта тема пока как-то заглохла, а первый опытный образец остался».

На кухне очень светло, и обеденный стол часто залит солнечным светом, падающим через не прикрытые шторами окна. Солнечный свет и настроение этого интерьера приглашают посидеть, перекусить (Аня с Олегом прекрасно готовят) или выпить с хозяевами вина. А можно просто расположиться на соседних диванах или подоконнике и смотреть на сад и закаты за окном.

«В кухне-гостиной шторы делать не стали — нам нравятся эти окна, свет и небо (была бы наша воля, пробили бы в стене еще и третье окно). Окна мы украсили цветными фонариками. В какой-то момент роль шторы стал выполнять и роскошный вышитый рушник, который мы купили случайно, с рук, у метро. Прятать в шкаф такую красоту было жалко, и мы решили повесить его на почетном месте».

«Светильники над обеденным столом и у дивана — тоже наших рук дело, — рассказывают ребята. — К свету мы очень внимательно относимся, очень любим теплый, локальный свет, всякие свечи и фонарики, а верхний свет практически не используем. Для абажура над обеденным столом мы взяли лист желтого пластика из художественной лавки, сделали из него “фунтик” и закрепили степлером».
«Так же появился и светильник у дивана. Мы купили лампу “удочку” в Икее, сняли абажур и сделали новый из обрезков цветной бумаги. Получилось ярко, смешно, с каким-то легким безумным настроением в духе дизайна Гаэтано Пеше», — продолжают дизайнеры.

«Вторым после дивана “жизнеобразующим” предметом в квартире стал наш любимый буфет. Сначала мы хотели купить старый, антикварный. Долго искали, но варианты все были какие-то не те. Или почти музейный и страшно дорогой или совсем разваливающийся и требующий вложений в реставрацию.

В итоге заказали по интернету белорусский буфет из сосны, думая, что мы его покрасим. Пришел буфет через месяц и, когда мы его распаковали, оказалось, что верхняя часть у него с отделкой “антик”, то есть, мореная, темная, а нижняя — желтенькая, обычная, лакированная. Мы посмеялись, и, конечно, претензий не предъявляли, всё равно же собирались красить», — смеются создатели интерьера.

«Для пущей красоты деревянные ручки заменили на керамические, расписные. Получился прекрасный буфет. На его белом фоне любая цветная посудина или бутылка выглядит просто фантастически. Прямо “горит”. Так что на нём стоят все наши цветные миски, узбекские расписные тарелки и пиалы — и радуют глаз», — объясняют Аня и Олег.
«А вот в спальне мы без штор не обошлись, — делятся Олег и Аня. — Сначала появилась занавеска, закрывающая гардеробную. Выбором ткани мы долго не мучились: как обычно, всё сложилось само».
«Увидели золотой итальянский шёлк на одной текстильной распродаже и влюбились в него, хотя раньше и не думали ни о шёлке, ни, тем более, о золотом. Это золото “попросило к себе в компанию” насыщенной бирюзы — и мы перекрасили старый икеевский комод», — объясняют ребята.
Следом появились оконные шторы. Для них Аня с Олегом осознанно выбрали тяжелый и мягкий испанский хлопок густого желто-горчичного цвета. В объёме он выглядит, почти как бархат. Последним в этой текстильной истории появилось мягкое изголовье, которое тоже сшили на производстве ребят: «Для него мы выбрали темно-зеленый бархат от Designers Guild. Чтобы показать фактуру ткани, решили прошить изголовье. Цвет для капитоне выбрали ярко-голубой и дополнили изголовье мягким валиком из бирюзового хлопка».

Помимо мебели и деталей, которые были найдены и созданы именно для этой квартиры, Аня с Олегом привезли с собой несколько значимых предметов.

«Важные для нашего дома вещи, которые будут с нами всегда, — это картины. Главная — работа моего папы, Владимира Александровича Никитина, — говорит Аня. — Написана она в конце шестидесятых. Называется “Желтая палатка”. Это вид из мастерской, которую он когда-то давно снимал в Нагатино. Картина в спальне — итальянский пейзаж, написанный нашим другом, прекрасным художником Сашей Шевченко. Его же “Ипподром” висит в гостиной.

И еще мы везде возим с собой наличник от нашей старой дачи в Немчиновке. Дома этого уже нет, а наличники из серого выветренного и высушенного дерева остались. Один мы забрали себе».

А когда в доме появилась Зоя (джек-рассел терьер), Аня и Олег придумали для любимицы удобную лежанку и сумку для переноски: «Мы сразу предполагали, что Зоя будет все время с нами. Оставлять ее дома одну планировали только в случае крайней необходимости. Так и произошло. Мы ездим с ней на работу, ходим в гости, в рестораны и бары и даже по магазинам. И, конечно, путешествуем. При такой жизни у собаки должен быть походный дом, где она всегда чувствует себя в безопасности и может в любой момент поспать и отдохнуть. А хозяевам нужна такая сумка, чтобы спокойно с собакой зайти в транспорт, на рынок, в бар или в магазин и не вызвать лишних вопросов и беспокойства.

Поэтому сумка для Зои появилась где-то через полгода после её появления. Стало понятно, что без неё — никуда. А так как животное у нас не маленькое (джек-расселл терьер — это восемь килограмм чистого счастья) обычные переноски нам не подходят — маловаты. Да и по дизайну найти что-то приличное сложно: мы избалованы красотой и хорошими тканями, поэтому было ясно: “спасение утопающих — дело рук самих утопающих”. Опять же — у нас свое швейное производство, поэтому сшить собачью сумку под размер было не сложно. Труднее было придумать форму и правильные размеры».

«Когда шили первый образец, о серийном производстве еще не думали, но теперь стало понятно, что таких, как мы — везде путешествующих с собакой, — не так уж и мало, — объясняет Аня. — И вещь эта нужная, полезная и востребованная. На улице в разных городах Европы (надо сказать, чаще, чем в Москве) к нам подходили люди и спрашивали, где мы купили такую прекрасную штуку.

С появлением этой сумки наша жизнь с Зоей стала еще прекраснее. Собака счастлива, постоянно путешествует, общается с людьми и другими животными, ходит в гости, по магазинам. В итоге Зоя исколесила с нами больше двадцати тысяч километров по разным странам.

А вообще — появление собаки, да еще в красивой сумке, — действует почти на всех людей крайне расслабляюще и позитивно. Столько улыбок, комплиментов и внимания, сколько мы получили за почти три года жизни с Зоей, наверное, не выпадало нам за всю нашу жизнь. По крайней мере, в такой концентрации».

«Первой вещью для животных в нашей коллекции на самом деле была лежанка. Тоже разработанная и сшитая нами (в ней Зоя отдыхает под столом)», — продолжает хозяйка пса. Другая лежанка — это специальный вариант пуфа, который придумал Олег еще в 2008 году и назвал его «Чушка» (тогда это была самая квадратная и угловатая из всех моделей). Для собак форма была немного изменена. Так получилась «Собачья Чушка».
«Нас везде сразу запоминают благодаря Зое, — описывает Аня. — В лавочках, магазинчиках, барах, ресторанах, что очень приятно и удобно. Звонишь забронировать столик, так и представляешься: “Здравствуйте, это Олег и Аня — хозяева Зои. Можно ли столик на сегодня?” В ответ слышишь всегда радостное приветствие. Опять же, тебя по имени могу не знать, не помнить, но, один раз познакомившись с Зоей, её не забывают. 


Мы её называем нашим пиар-директором, так как лучше неё никто не справляется с этой сложной задачей. Пиарит и нас лично, и бренд: лучшей модели для фотографирования на пуфах и диванах нам не найти. А сейчас еще станет звездой новой линии — для животных. Пока будем шить сумки и лежанки для собак, а потом, возможно, и еще что-то придумаем, например, игрушки».


Источник: houzz.ru